Богомыслие

крест   logo-textlogo-text  logo-text

О двух путях спасения.

Святитель Иоанн Златоуст отмечал, что уже в его время, а это четвертое столетие, совершилось, как он говорил, великое бедствие, которое определило, может быть навсегда, судьбу христианской церкви, по крайней мере нанесло христианству, по-видимому, непоправимый ущерб. Бедствие это заключалось в том, что в христианском сознании произошло странное, неестественное разделение монашества и мирян.

Свет монахам — Ангелы,
а свет для всех человеков — монашеское житие

преп. Иоанн Лествичник

Велико ли отличие мирян от монахов?

Обратимся к словам одного из древних и очень авторитетных учителей, о котором Церковь всегда вспоминает, всегда приводит его мысли и суждения, когда требуется обосновать многие и многие вещи. Мы говорим о святителе Иоанне Златоусте. Том самом, литургию имени которого мы служим практически без изменений до сих пор. О том самом, который лично и персонально является одним из драгоценнейших звеньев в непрерывной цепочке, образующей святоотеческое предание, то есть составляющим православие как таковое.

Святитель Иоанн Златоуст отмечал, что уже в его время, а это четвертое столетие, совершилось, как он говорил, великое бедствие, которое определило, может быть навсегда, судьбу христианской церкви, по крайней мере нанесло христианству, по-видимому, непоправимый ущерб. Бедствие это заключалось в том, что в христианском сознании произошло странное, неестественное разделение монашества и мирян.

Разделение это состояло в том, что под монашеством подразумевалось такое христианство, которое призвано к исполнению действительно воли Божией и Евангелия, а для мирян оставлялась роль только наблюдателей монашества, исполнителей неких внешних форм жизни, соблюдение обычных принятых обрядов и некоторых церковных установлений.
Известен случай, когда один священник, духовник, обращаясь к своему прихожанину, говорит: "Ну что же ты делаешь, как ты живешь? Ну нельзя уже так жить..." Ответ был убийственный: "Простите, отче, я же не монах".

Вот об этом и говорил Иоанн Златоуст. Оказывается Евангелие и Христос - это "только" для монахов. А для мирян - это действительно "бедствие".

Между тем, монашество не есть священство. Мирянство не ниже монашества, ибо брак священен и ложе нескверно, а нестяжание невозможно на практике реализовать семейному, например, человеку, живущему мирской жизнью (кроме редчайшего исключения, особого и исключительного служения Богу - юродивых). Отличие монашества от мирянства вовсе невелико: плюс два обета для осуществления христианской жизни, а именно безбрачие и нестяжание, а так же удаление монаха от мира (монос - один) для реализации этих обетов. В остальном монашество и мирянство тождественны. Да и отличие-то это достаточно условно, у мирян практически аналогичные заповеди, не блуди и не жадничай: "Всякий, кто смотрит на женщину с вожделением, уже прелюбодействовал с нею в сердце своем" и "Просящему у тебя дай, и от хотящего занять у тебя не отвращайся; Не собирайте себе сокровищ на земле."

Равночестие путей спасения.

В первые века христианства среди некоторых верующих появилось мнение, что в браке присутствует какая-то скверна. Однако последующие Вселенские и поместные соборы решительно осудили эту точку зрения. Самым естественным состоянием для человека является жизнь в браке. Монашество - это особое состояние, для реализации которого нужны особые условия, условия полного уединения от мира. Для спасения подходят оба эти состояния. Однако практика показывает, что совершенное исполнение заповедей в миру невозможно.

Господь Иисус Христос благословил брак, Сам явившись на свадьбу. И не только не осудил происходящее, но и совершил первое чудо своего земного служения: претворил воду в вино. Сам брак как таковой был установлен Богом изначально, с первых страниц Библии. Апостол Павел утверждает, что брак соединяет мужа и жену, образуя единое тело, единый телесно-духовный организм.

Как осуществляется брак (не в смысле церемоний)? Двое имеют желание, договариваются, и вступают: не в связь, не в "отношения", а в брак. Становятся одним целым. Обещают верность друг другу, которая проистекает из взаимной любви. В отличие от брака, блуд является состоянием противоестественным. "Всякое незаконное наслаждение пораждает сторичное болезнование. Каждый грех несет в себе наказание. Ты не хочешь скорбей? Не греши." преп. Марк Подвижник.

Само слово блуд происходит от "заблудиться". Заблуждение, блуждание. Человек пошел не туда. Было одно тело, разорвали. Опять соединили, срослось кажется, и опять разорвали... Кто блудил до брака, тем скучно в семье, им неинтересны дети. Он или она поглядывают по сторонам - не найдется ли получше...

Брак - это нелегкий повседневный подвиг. В браке теснейшим образом соприкасаются две личности, два характера, и, главное, сталкиваются человеческие страсти, подчас противоположенные и взаимно уязвляющие друг друга с изумительной точностью. В семье происходят непрерывные вспышки гнева, раздражения, упрямства, эгоизма, лени. Насколько великим и полезным бывает понимание супругами простой истины: если у другого есть недостатки, которые ты прекрасно видишь и с готовностью на них указываешь (разумеется, с любовью, для исправления своего супруга), то это означает ни что иное, как то, что свои недостатки есть у тебя, и ты сам подлежишь исправлению! В браке супруги познают самих себя и должны выработать в себе евангельские качества, милосердствуя, великодушно относясь и неся тяготы друг друга. Семья - это малая церковь, потому что в браке происходит практическое выявление, кто ты есть на самом деле. Семья - это великая школа познания себя, а отсюда и школа узнавания, зачем тебе Спаситель. Семья - это огромный труд, огромный настолько, что апостол Павел, гонимый и преследуемый, а в конце-концов убитый, говорил: "хотите - вступайте в брак, но жалко мне вас, скорбь будете иметь по плоти". Есть даже горькая шутка: "только женившись, я узнал, что такое настоящее счастье, но было уже поздно".

Относительно девства я не имею повеления Господня, а даю совет, как получивший от Господа милость быть [Ему] верным. По настоящей нужде за лучшее признаю, что хорошо человеку оставаться так. Соединен ли ты с женой? не ищи развода. Остался ли без жены? не ищи жены. Впрочем, если и женишься, не согрешишь; и если девица выйдет замуж, не согрешит. Но таковые будут иметь скорби по плоти; а мне вас жаль. 1Кор.7:25-28

Посмотри. Монахи в особом таинстве и при соответствующем духовном устроении получают помощь от Бога, благодатные дары Святаго Духа, для последующего несения нелегкой монашеской жизни. Это таинство называется постригом.
Миряне в особом таинстве и при соответствующем духовном устроении получают помощь от Бога, благодатные дары Святаго Духа, для последующего несения нелегкой семейной жизни. Это таинство называется венчанием.

Два пути спасения, в миру и в вне мира, равночестны друг другу и одинаково спасительны. Поэтому не надо поспешно стремиться в монахи, если внутри тебя нет решительного и всеотсекающего желания совершенного исполнения Христовых заповедей. Не до конца продуманный постриг опасен и может нанести душе тяжкое повреждение. Монашество - путь не естественный (но и не противоестественный), а вышеестественный, и не каждый способен его понести: могущий вместить да вместит.
Такие авторитетные источники информации, как анекдоты и художественные фильмы (о классической литературе не вспоминаем, ибо кто ее читает?), демонстрируют нам на убедительных примерах, что во всех монастырях монахи и монашки только о том и думают, с кем бы пофлиртовать. Не лучше ли вместо того, чтобы быть монахом и при этом завидовать мирянам, потому что им "можно", создать нормальную семью?

Но если не [могут] воздержаться, пусть вступают в брак; ибо лучше вступить в брак, нежели разжигаться. 1Кор.7:9